Golden Guitar Studio - сайт классической гитары, проект Дмитрия Теслова | Dmitry Teslov Project

Выпадающее меню Выпадающее меню Выпадающее меню

 

 

БИОГРАФИИ   ГИТАРИСТОВ - КОМПОЗИТОРОВ (классиков)

 

АРКАС ХУЛИАН

 

    АРКАС Лакаль Хулиан Гавино де. Известный испанский концертный исполнитель – гитарист, композитор

/25.10.1832 – 10.02.1882/. О личности Аркаса всегда будут помнить в кругах гитаристов и особенно латиноамериканцы. Он – одно из звеньев той цепи гитаристов, которая начинается с падре Базилио в конце 18 века. После славной плеяды виуэлистов 16 века, за которыми последовали гитаристы, к 1700 году мы пришли с максимальным вниманием к гитаре. Затем наступил естественный отдых или усталость, период ожидания в истории гитары, в то время, как в благородное соревнование вступил новый инструмент – фортепиано. Из вышесказанного ясно, что без такого звена цепи, как Аркас в Испании, случился бы еще один перерыв в исполнительском и композиторском творчестве, как в 18 веке. Созданная именами Ф.Сора и Д.Агуадо среда, через небольшой промежуток после смерти Агуадо в 1849 году была использована магическим Хулианом, о котором Сориако Фуэнтес говорит, что он справедливо привлекает внимание публики и интеллектуалов: сочинение его, опубликованное в 1859 году, должно было появится через несколько лет. В результате этого, после смерти Д.Агуадо, за несколько дней до наступления 1850 года, Хулиан Аркас, учителем которого был его собственный отец, стал звеном названной цепи. Прежде всего мы хотим привести метрические записи о рождении и смерти, интереснейшие, как мы смеем надеяться, для нас и для историков: «Дон Эрминито Лютос Торресильяс, священник прихода Воплощения Вилье–де–Мария 25 октября 1832 г., Я, Дон Педро Мануэль Гарсиа Мартинес, торжественно окрестил Хулиана Гасбино, родившегося в тот же день двадцать пятого числа в девять часов утра, законный и единственный сын Хуана Педро Аркаса Архона и Антонии Лакаль Парис; дедушка и бабушка со стороны отца Педро де Аркас Кальсадо и Аугустина Архона Бельмонте; с материнской стороны Хосе Лакаль Рисос и Олайя Парис Аркас; дедушка и бабушка со стороны матери уроженцы Велес Рубио и со стороны отца происходят из Велес Бланко, крестной матерью была Мануэла Ганьегес Роблес, которой я напомнил о духовном родстве и христианском долге; свидетели Бенито Гомес Хименес и Себастьян Лопес Аласид, а также Хосе Леон Аласид– Педро Гарсия Мартинес.» Это свидетельсто – дословная копия с оригинала.

   Сертификат о смерти: «Дон Хосе Мойало Санчес, пресвитер, доктор викарий – архиепископ и настоятель Большой приходской церкви Сан–Себастьян. Удостоверено, что в книге 26 записи актов смерти, на стр. 6 имеется следующая запись: «В качестве священника прихода Сан–Себастьян я распорядился похоронить труп Дона Хулиана де Аркаса Лакаль, законного сына Дона Хуана Педро де Аркаса Архона и Доньи Антонии Лакаль Парис, кавалера действительного Почетного испанского ордена Карлоса III , преподавателя Королевской Академии, в возрасте 48 лет, холостого, уроженца Марии /Альмерия/, проживающего в нашем городе. Принял святое причастие, сделал завещание в присутствии дона Мигеля де Палавера Муньеса 3 февраля текущего года, оставив на усмотрение душеприказчиков все, что касается мессы и похорон. Скончался сегодня в восемь часов вечера в доме по ул. Месонес вследствие порока сердца– Антекера, 16 февраля 1882 года». Копия – Антелера, 5 июня 1931 г. Хосе Монтано.

   При составлении этих документов можно заметить одну ошибку в возрасте. В метриках указано 25.10.1832 – 16.02.1882. Ошибка в том, что в свидетельстве о смерти говорится, что он умер в 48–летнем возрасте. Причиной ошибки может быть то обстоятельство, что смерть произошла неожиданно в деревне, где артист был на гастролях, здесь не было родственников и при том были плохие средства связи.

   Я (*) знаю многих людей, которые слушали этого единственного в своем роде исполнителя, виртуоза и концертанта, среди них почти все знатоки нашего искусства, такие как Хуан Вальер, Домнго Бонет, Хосе Тей, Северино Гарсиа Фортеа, Хуан Мойя /из Альмерии/ и многие другие. Все они высказывали одно и то же мнение, что в музыке для гитары сделан большой шаг вперед, если не считать Ф.Сора, создавшего музыку для всех времен, но не превзошедшего Аркаса,сумевшего внести красоту и чувства, сравнимые только с необыкновенными голосами нимф, не анализирующих значимость того, о чем они поют, ни значение произносимых ими слов, очаровывающих нас творением и великодушием природы, снабдившей их таким очарованием. Периодом большого успеха этого концертного исполнителя были 1860 – 70 годы, время, когда ему аплодировала вся Испания и часть Центральной Европы. О его турне в Англию мы можем привести сказанное газетой «Брайтон Гардиан», Лондон 29 октября 1862 г.  « Музыкальный утренник»: "Вечером в понедельник королевские салоны заполнились избранной публикой, приглашенной специальной комиссией кабальеро, чтобы послушать сеньора Аркаса, исключительно одаренного нового гитариста. Это очень известный в Испании преподаватель с самого своего приезда в Англию заслужил покровительство самой высокой аристократии. Этот концерт он дал по протекции графини Кембриджской и принцессы Марии Аделаиды, которые почтили вечер своим присутствием. Их высочества в окружении высокопоставленного сопровождения прибыли в салон ровно в три часа. И как только они заняли свои места, на сцене появился Аркас.

   Исполнение этого артиста замечательно. Он исполняет на гитаре такие вещи, которые до него никто не давал, и тем не менее все исполнение гармонично. Без преувеличения можно сказать, что гитара в руках Аркаса – оркестр в миниатюре, из струн извлекаются звуки, имитирующие звуки инструментов оркестра. В финальной арии Лючии де Ламмормур в пассаже, придающем самую страстную выразительность мелодии, в непрерывном и насыщенном аккомпанементе, у него отчетливо прослушиваются голоса разных инструментов. Эту свою способность он продемонстрировал на самом высоком уровне в написанной им фантазии на темы Семирамиды, в очень широком диапазоне. Невозможно выразить глубину чувства, возникающего от его игры. Легкость и непринужденность исполнения кажутся нереальными. Хотя помещение было большое и быстрота его движений была плохо различима, пробегая по струнам, пальцы его терялись из виду , при этом не прозвучала ни одна фальшивая нота, ни один неприятный звук. Иногда его инструмент звучал также мощно, как контрабас. Иногда звучали гармонические звуки, чистые и прозрачные. Вот он пробегает пассажи, раздающиеся на весь зал.

   Вот звучит спокойный разлив мелодии, пленяющий чувства. И все это исполняется с достоинством судьи в суде. О его проникновении в музыку свидетельствуют лишь редкие и очень легкие кивки головой. Он не преминул спародировать свои собственные бурлескные токкаты и с той же серьезностью. Меценатки королевской крови остались очень довольны, что можно также сказать и о всей прочей публике. Завершив программу, Аркас, по просьбе Их Величеств, исполнил еще несколько пьес, также встреченных аплодисментами». Поскольку эти интересные строки имелись в нашем архиве, нам показалось, что следует их включить в книгу в качестве справедливой похвалы этим служителям культа гитары. Великий виртуоз возвращается на родину. В 1864 году некоторое время он живет в Барселоне. С молодым пианистом из Таррасы Селестино Патанасом, недавно приехавшим из Буэнос–Айреса, где он успешно выступал, они дают несколько концертов, один из них в городе Тарраса 27.02.1864 г. /Сальдони, т.; с.246/.

   В эти десять лет он постоянно и успешно выступает. Вспомним его звания: Профессор Королевской Консерватории, Кавалер испанского Королевского Почетного ордена Карлоса IV. Около 1870 года, после многих лет постоянных странствий, увенчанный лаврами и имея довольно большой капитал, он решает обосноваться в городе Альмерия, а немного позже приобретает на улице Гранада поместье, где основывает оптовую торговлю мукой и зерном. Это новое приобретение артиста по плану было задумано известным изготовителем гитар Антонио Торресом, с которым Аркас подружился в Севилье. В Альмерии Аркас прожил около 10 лет. Может быть из–за неудачливости или из–за того, что Аркас не подходил для стези торговца, средства истощились до такой степени, что оставив магазин, он предпринял новое турне, которое началось в Малаге.

   Затем он доезжает до Антекеры, где у него случился сердечный приступ. Диктует завещание 3.02.1882 г. и умирает через 13 дней. Это было не то место, где могли бы публично заняться столь выдающимся гитаристом. С большой похвалой написана статья доном Антонио Фаргас–и–Сомрок в «Биографиях самых известных музыкантов», стр. 27, изданных в Барселоне. 

   Аркас написал 30 оригинальных произведений, опубликованных сыновьями Андреаса Визаль–и–Роджера в Барселоне. Это вещи фольклорного характера. Самые лучшие из них – «Болеро», «Жительницы Мурсии», «Солеа» и «Жительницы Ронды», интересные консультации об этих мелодиях. Кроме того: «Танцовщицы болеро», «Коллекция Танго» , «Гаванские кружева», «Булочники», на основании которых сделаны переложения для фортепиано с оркестром. Его «Хота», посвященная гитаристу Махину Алегре, получила высокую оценку публики и концертных исполнителей. Менее значительные: «Гуайябито», танго «Кубинка», «Хабанера» , мазурка «Попрыгунья» и «Шотландская». Его фантазии «Сон» и « Незнакомка» всегда казались одновременно напыщенными и пустыми, как фантазия на разнородные мотивы на 8 страницах, напоминающая вариацию IV, написанную в натуральных гармонических тонах.

   То же можно сказать и о «Моем втором периоде», растянутом и тривиальном. «Вариации на тему Сора» гитаристичные и приятные, и то же мы ценим в произведениях меньшего музыкального достоинства: «Серия вальсов», «Мануэлито», вальсах в танцевальном стиле, «Рондо», длинное и запутанное в развитии, «Полонез», очень приятный. Его «Анданте» можно назвать бесцветным. Два «Менуэта», в G и E, второй лучше первого. Два Этюда – один в терциях, другой в октавах, которые мы не рекомендуем. Прелюдия в d–moll, которую пишущий эти строки, соблюдая текст, сам переложил для гитары под названием « Бабочка».

   Не боюсь утверждать, что Ф. Таррега также написал свою «Бабочку» на материале данной прелюдии. Описательная фантазия «Битва» посвящена известному гитаристу–любителю генералу Нарсисо Аметлеру. Автор этого произведения поставил некоторые примечания, такие как: «Имитация корнетов», «Рожок», «Сигнал тревоги», «Мария», «Партизанская война», «Выстрел» /много/, «Прекращение огня». Этот приказ он отдает в гармониях «Барабан». Эта претензия на имитацию, мало возвышающая инструмент и серьезность в музыке. То же можно сказать и о «Гальегаде» /галисийский танец и музыка к нему/ Хосе Феррера, который говорит нам: «плачет ребенок», «прощание со свитой» и т.д., а также Паскуаль Роч в своем «Руководстве» /т.2.стр. 76–79/, «Имитация охрипшего голоса старика и старухи», «рыдание», «плач», «глухонемой», «поэт глухонемой» и т.д. Нам не смешно над этими прилагательными, мы за это испытываем стыд перед средой любителей и всем музыкальным миром.

   «Фантастическую полячку» можно считать самой характерной пьесой Аркаса. Она глубоко гитарная и красивая по характеру, имеет глубокий музыкальный смысл.

   Аркас имел решающее влияние на работу известного гитарного мастера Антонио Торреса. Окончательным изменением формата деки гитара обязана им обоим. Среда, созданию которой способствовали сотни концертов Аркаса, заставила Хуана Парга уйти из испанской армии, чтобы полностью посвятить себя сольным концертам и сочинительству. Такое же решение принял Ф. Таррега, отказавшись от всяких других занятий и следуя примеру великого андалузсца. Он смог разбудить всю Испанию и заграницу.

   

(*) - В этих и аналогичных случаях - от лица историка гитары Доминго Прата, оставившего нам уникальные сведения о композиторах-гитаристах.

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Яндекс.Метрика

 

 

 

  Рейтинг@Mail.ru

 

2009 - 2017  © Dmitry Teslov  © Golden Guitar Studio